Георгий (ewitranslate) wrote,
Георгий
ewitranslate

День независимости



4 июля 1776 года началась Американская революция, которая изменила мировую историю. От налогов к обременительному обращению колонистов со стороны британцев, причины и обоснования восстания хорошо документированы. Но как социономисты, мы спросили: «Какую роль играл социальный настрой?» Последствия нашей перспективы могут удивить вас.

[[Статья] Даже на фоне хороших фундаментальных показателей, негативное социальное настроение прозвучит барабаном войны: американская революция]Автор: Юан Вилсон| Из выпуска «Socionomist» за август 2013

«Всякий, кто хочет предвидеть будущее, должен обратиться к прошлому, ибо все происходящие с человеком события напоминают события предшествующих времён. Это проистекает из того факта, что они вызваны людьми, которые всегда были и всегда будут охвачены теми же страстями, и поэтому события обязательно будут иметь те же результаты».

— Никколо Макиавелли

Теория демократического мира гласит, что подлинно демократические общества почти никогда не воюют друг с другом. Теория впервые была сформулирована в 1960-х годах, но её идейные основы были заложены гораздо раньше. В памфлете Томаса Пейна «Здравый смысл» (1776) указывалось, что, хотя европейские республики «все (и мы можем говорить всегда) жили в мире», в абсолютных монархиях часто разгораются пожары. В 1795 году в трактате «Вечный мир» философ Иммануил Кант рассуждал о том, что большинство заинтересованных в себе людей никогда не пойдут на то, чтобы подвергнуть себя или своих детей угрозе войны, кроме как в целях самообороны; поэтому, если бы все народы были республиками, война по определению прекратилась бы, поскольку не было бы инициаторов.

Другие сторонники этой теории предполагают, что непривлекательность войны приведёт к тому, что конфликты между республиками будут разрешаться дипломатическим путём. Как пишут два современных теоретика, «Публично подотчётные государственные деятели более склонны создавать дипломатические институты для разрешения международной напряжённости» и «Демократия ведёт дипломатию иным, более примирительным образом по сравнению с не демократией».

Но пока что история говорит о другом. Мы изучили многочисленные войны между демократиями и обнаружили, что даже в условиях широкой дипломатии и взаимного народного стремления избежать вооружённых конфликтов, когда социальные настроения ухудшаются, республики начинают бить в барабаны войны. Давайте рассмотрим всего один пример.

Американская революция (1775–1783)

Дело было не в налогах
Курсы истории США учат, что американская революция была неизбежна: Британская Империя была неумолима в налогообложении и подчинении своих колоний. Восстание произошло только после принятия закона о судоходстве, закона о патоке, закона о сахаре, законе о гербовом сборе, закона о постое и, наконец, законов Тауншенда. Каждый акт разжигал ярость в колониях, что приводило к новым парламентским репрессиям и налоговым актам. Эти действия нанесли ущерб американской экономике, вызывая дальнейшие бедствия.

Если представить все таким образом, кажется совершенно ясным, почему колонисты восстали. Но если мы посмотрим глубже на людей и обстоятельства, предшествовавшие революции, утверждение о том, что именно налоговые акты были причиной восстания, становится гораздо менее очевидным.

Британия только что пережила эпоху Просвещения, также известную как «век разума», породив таких известных прагматичных политических философов, как Джон Локк, Адам Смит и Дэвид Юм. Они повлияли на лидеров Уильяма Питта и Джорджа Гренвиля, способных премьер-министров, которые едва ли позволили бы утечь колониальным трофеям.

За океаном американские колонисты XVIII века наслаждались тем, что считалось самым высоким уровнем жизни в мире — даже выше, чем у их британских островных коллег. По мнению эксперта, по американской революции Джека П. Грина, автора книги «Поиски счастья: Социальное развитие ранних современных британских колоний и формирование американской культуры»,

По оценкам Маккаскера и Менарда, валовой национальный продукт увеличился примерно в двадцать пять раз между 1650 и 1770 годами, увеличиваясь в среднем на 2,7 процента в год для Британской Америки в целом и на 3,2 процента для Британской Северной Америки. Они полагают, что это увеличение, возможно, представляло собой реальные ежегодные темпы роста на душу населения в размере 0.6 процента [в американских колониях], что было в два раза выше, чем в Великобритании, и было «достаточным для удвоения дохода» за этот период.

Ко времени американской революции этот стремительный экономический рост обеспечил уровень жизни, который, возможно, «для большей части свободного населения был самым высоким из когда-либо достигнутых в любой стране до того времени». В своём масштабном исследовании благосостояния континентальных колоний Элис Хансон Джонс обнаружила, что для континентальных колоний в целом в 1774 году среднее богатство на душу населения, состоящее из земли, рабов, скота, несельскохозяйственных продуктивных товаров и потребительских товаров, составляло 60.20 фунта.

Давайте посмотрим на эту цифру в перспективе: в пересчёте на курс 2010 года, 60.20 фунтов времён революции составляли 87800 фунтов ($137846) – средний показатель для каждого мужчины, женщины и ребёнка. Это невероятный доход, которым наслаждалось всё население.

Для сравнения, доход США на душу населения сегодня в долларах 2010 года составляет менее одной трети от колониальных времён: 39 791 долларов США.
Почему люди, которые живут лучше, чем кто-либо в мире, восстают против своего правительства? Я предполагаю, что социальные настроения — настоящая причина, по которой колонисты отделились от Британии.

Рисунок 1


Налогообложение колоний
На рисунке 1 мы видим, что американская революция произошла после Большого суперцикла снижения цен на акции британских компаний, продолжавшегося более 60 лет. В 1720 году британские акции пострадали от пресловутого «Пузыря Южного Моря» и краха (см. маркировку I). Затем, с 1755 по 1765 год, акции упали до самой низкой отметки со времени краха. Эта крупная негативная тенденция в социальных настроениях также породила Семилетнюю войну, известную в колониях как Франко-индейская война.

Франко-индейская война столкнула британские колонии с союзом французских и индейских войск в том месте, которое сейчас является американским средним Западом. Британцы присылали деньги, войска, припасы — в целом, делая всё, что обычно делает метрополия, чтобы защитить территорию от иностранных агрессоров. Война распространилась на театры в Европе, Индии, Западной Африке и на Филиппинах. В конце концов, англичане победили эту гидру, названную затем Семилетней войной.

Однако, войны стоят недёшево, и англичане оказались в долгах. Довоенный долг Великобритании составлял 74 млн фунтов стерлингов, а к концу войны он удвоился до 150 млн. Это примерно 236 миллиардов фунтов стерлингов (370 миллиардов долларов) в сегодняшних деньгах.

Британцы не ожидали, что колонисты выплатят всю эту сумму. Фактически, из 200 000 фунтов стерлингов, ежегодно затрачиваемых на защиту колоний, парламент ожидал, что колонии предоставят всего 78 000 фунтов стерлингов или чуть более полумиллиона фунтов стерлингов за весь период Семилетней войны. Это ничтожный процент от всех расходов Великобритании на войну.

Фактически, налоги в американских колониях были настолько низкими, что колонисты платили лишь одну пятидесятую от того, что платили британские подданные на родине.
Но какими бы низкими они ни были, вскоре после падения фондового рынка в 1765 году, негативные настроения заставили колонистов начать протестовать против налоговых актов парламента.

Затем настроение стало явно позитивным, вызвав ралли медвежьего рынка в ценах на акции. В течение этого периода парламент отменил большинство своих налоговых актов. К 1770 году он опустил и без того низкую колониальную налоговую ставку почти до нуля. Из приведённой ниже таблицы видно, что все налоговые акты, против которых позднее возражали американские колонисты, были отменены до 1770 года, в то время как социальные настроения были более позитивными. В этот период позитивной тенденции настроения, британский парламент чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы уступить колониальным требованиям относительно снижения налогов. Однако после того как настроение в Суперцикле стало отрицательным, примирительное положение прекратилось.

Нулевая толерантность: отношение колонистов к различным налоговым актам Англии отражается в рекламе и политических карикатурах дня. Комикс выше изображает похоронную процессию, символизирующую смерть Штемпельного акта, который требовал, чтобы такие предметы, как юридические документы, газеты и журналы были напечатаны на штампованной бумаге, произведённой в Англии. Человек, несущий гроб, — Джордж Гренвиль, премьер-министр Англии в то время и создатель этого акта.


Упадок с 1770 по 1785: война против лучшего чая
Последний спад рынка перед американской революцией начался около 1770 года (см. рис. 1). Эта война изменила мир.

После 1770 года в силе оставался один из актов Тауншенда: чайный закон. Он был разработан для помощи британской Ост-Индской компании, которая была основным источником дохода и торговли для Великобритании, но теперь находилась в финансовой яме. Закон о чае переложил налоги на чай с Ост-Индской компании на потребителей, что позволило компании свободно распространять свой товар на Британских островах и продавать чай, уже ввезённый в Великобританию, не платя дальнейших налогов. Это существенно снизило издержки компании.


Парламент считал, что разрыв в цене и стимулы позволят компании продавать более качественный чай американским и другим колониям по более низким ценам. В свою очередь, это поможет сократить и американскую торговлю контрабандой.

Но социальное настроение было негативным, и Чайный закон был заклеймён в американских колониях как нападение на колониальную торговлю и попытка контролировать колонии через налогообложение. Итак, американцы устроили Бостонское чаепитие и обваляли сборщиков налогов в дёгте и перьях. Вскоре после этого началась американская революция.


События или настроение
Ещё раз: американские колонисты, вероятно, имели самый высокий уровень жизни в мире. Их правительство бросилось на защиту их во время Франко-индейской войны. Они платили мизерную часть налогов по сравнению с теми, что платили граждане Британских островов. Им обещали более качественный и более дешёвый чай. Британское правительство даже выслушивало американские протесты, вело переговоры с американскими лидерами и отменило многие непопулярные парламентские акты. Эти условия и события вряд ли оправдывают всеобщее восстание. В период положительных социальных настроений они бы вызвали повышение лояльности.

Тенденция к негативным настроениям имеет обратный эффект: она вдохновляет людей представлять события и условия в чёрном свете. Гнев вспыхивает, неважно, оправдан он или нет. Как только началось колониальное восстание, британцы уступили своим негативным социальным настроениям и послали войска с приказом уничтожить революционные армии и восстановить британское правление посредством военного положения. Война разлучила друзей, членов семьи и соотечественников. Как и в любой войне, в ней были зверства и жестокие столкновения.

Чувствуя себя ущемлёнными: этот комикс, который был распространён во всех 13 колониях, отображал изнасилование женщины (символизирующей Америку), чтобы изобразить несправедливость «гнусных законов», которые последовали за законами Тауншенда.

Во времена позитивных социальных настроений общество фокусируется на хорошем и пытается избежать войны. Во времена негативного социального настроения происходит обратное. В случае американской революции обе стороны предприняли действия, выражавшие гнев, вызванный не условиями, а длительным снижением социального настроения.

Оригинал: https://www.socionomics.net/2018/07/independence-day/

Больше переводов только для друзей, добавляйтесь в друзья>>> Без названия (1).png


Tags: общественное настроение, причинность, социономика
Subscribe

Posts from This Journal “социономика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments