Георгий (ewitranslate) wrote,
Георгий
ewitranslate

Category:

О стадности



Животная и человеческая стадность
Собака будет неоднократно смотреть на своего хозяина, постоянно ища подсказки, что делать. Хозяин - вожак, а собака - стайное животное. Участники финансовых рынков делают нечто подобное. Они постоянно наблюдают за своими товарищами, выискивая подсказки, что делать. Однако, поскольку ни один лидер на самом деле не устанавливает курс рынков, последователи отсылают друг друга в никуда, позволяя возникнуть социальному настроению как атрибуту группы.

Человеческий обмен настроениями и финансовая стадность отличаются от стадности у животных. Животные стадны, но только некоторые виды животных, похоже, разделяют настроение, и, по-видимому, никакие группы животных не изменяют фрактально свое выражение настроений или оценку вещей. Волновой паттерн колебаний социальных настроений Эллиотта также регулирует периоды технического прогресса и регресса человеческих обществ, которые животные не испытывают.

Целостность социономической теории не покоится на идее стадности в ее отношении к популяциям животных. Это не отправная точка социономики, и социономическая теория не была бы отвергнута, если бы однажды было доказано, что животные стадные инстинкты не связаны с человеческим разделением настроения. Стадность, на которую ссылается социономика, - это любые социальные действия, вытекающие из социального настроения и/или колеблющиеся в волнах Эллиотта.

Две эволюционные возможности
Как эволюция привела к социономической причинности? Я могу предположить две возможности.
Одна из возможностей заключается в том, что люди развивались таким образом, что стадные импульсы наших предков-животных превращались в импульс для участия в обмене настроениями, что придает им дополнительное свойство фрактальной флуктуации. Согласно этому варианту, единый процесс разделения настроения регулирует всю социономическую причинность.

Другая возможность заключается в том, что люди унаследовали примитивные стадные импульсы животных, но эволюционировали, чтобы развить независимую способность к разделению настроения, которая начала регулировать стадные импульсы. В рамках этого варианта оба потенциала взаимодействуют в процессе социально-экономической причинности.

Если, как мы подозреваем, животные не участвуют в волнах социального настроения Эллиотта, такое участие должно было появиться только во время человеческой эволюции, не раньше. Поскольку по обоим этим предложенным эволюционным путям обмен настроениями произошел в конце эволюционного процесса, именно обмен настроениями, а не стадный инстинкт инициирует участие людей в волнах Эллиотта. Присутствие волн Эллиотта во всех вышеупомянутых случаях, в свою очередь, говорит о том, что все люди могут участвовать одновременно в нескольких отдельных процессах с обменом настроением. Таким образом, термины «групповое настроение» и «рыночное настроение» могут применяться отдельно ко всем типам некоррелированных социальных тенденций и финансовых рынков. Согласно этой логической цепочке общее социальное настроение должно отличаться только количественно, а не качественно от более узко разделяемых настроений. Термин «социальное настроение» все еще может относиться к настроению всего общества, но тогда оно должно называться «общим социальным настроением», когда мы обсуждаем его вместе с меньшими примерами группового настроения или рыночного настроения, колебания которых синхронизированы по-разному.

Идея о том, что волны общих настроений Эллиотта - а не просто динамика стадных импульсов - являются ментальными драйверами и первичными формирователями множества наборов социальных действий, объясняет, почему люди так маниакально восприняли бычьи аргументы в отношении недвижимости в 2005-2006 годах, нефти в 2006-2008 годах и золота в 2009-2011 годах. Крайность бычьего рвения спекулянтов на пиках этих рынков не соответствует простому стадному инстинкту, сопровождающему достижения всего лишь нескольких лет, но хорошо подходит для трех рынков, которые достигли пиков тенденций настроения, длившихся почти столетие, на что уже давно указывал наш волновой анализ (см. главу 22 «СТЭ»). Другими словами, для достижения высокого уровня увлеченности рынками требовался обмен настроениями на пиковой высшей ступени степени суперцикла, чтобы добиться высокого уровня увлеченности доказательствами. Похоже, что стадность сама по себе, особенно в отношении животных, не объясняет этих количественных крайностей.

Может показаться странным, что человек может разделять несколько настроений одновременно с несколькими группами. Но эффект от этой способности проявляется постоянно, как, например, когда один спекулянт агрессивно покупает на одном рынке и выходит с другого, выражая одинаково страстные позитивные и негативные чувства к ним соответственно.

Также может показаться странным, что люди могут в полной мере участвовать в тенденциях социального настроения, которые начались еще до их рождения. Но, как поэтически продемонстрирована статья о спортивной команде, процитированная в начале главы 13 «Волнового принципа социального поведения людей», люди могут воспринимать длительные культурные тенденции и истории других людей, как если бы они жили ими. В рамках целостной причинно-следственной структуры социономики (см. главы 6 и 37 «СТЭ») вполне логично, что они это делают.

Моделирование однопроцессной версии
При объяснении социономической причинности мы в настоящее время используем термин «стадный импульс» для обозначения ментальной мотивации, «подчиняющийся паттернам обмен настроениями» - для обозначения ее регулятора, а «стадность» - для обозначения результирующей физической активности. Если когда-либо будет доказано, что социономическая причинность включает только один процесс, который произошел, когда стадный инстинкт у животных эволюционировал в обмен настроениями у людей, социономическая теория станет использовать только термины «подчиняющийся паттернам обмен настроениями» для ментального мотивационного аспекта социономической причинности и «стадность» для аспекта действия.
Идея о том, что обмен настроениями - это человеческая стадность, теоретически аккуратна. С другой стороны, идея двух независимых, но интегрированных процессов, нового, построенного в стороне от старого, кажется более совместимой с беспорядочным ходом эволюции. Возможно, будущие неврологические исследования на животных и людях разрешат этот вопрос. В завершение этого обсуждения предлагаем вам идеи Кеннета Олсена о теоретических атрибутах второго варианта:

Моделирование двухпроцессной версии (Кеннет Р. Олсен)

Стадность и социальное настроение - две центральные конструкции в социономике. И то и другое - бессознательные, нерациональные, эндогенно обусловленные процессы, которые действуют непрерывно.

Точная связь между стадностью и социальным настроением в настоящее время влечет за собой некоторую неопределенность. Концептуальная ясность возникла бы в результате рассмотрения того, что ни социальное настроение, ни стадность не вызывают и не предрасполагают друг друга, а, напротив, являются двумя независимыми процессами, которые взаимодействуют для создания моделей поведения в масштабах всего общества.

Процесс стадности гарантирует, что люди будут действовать согласованно, но сам по себе не создает социального настроения и не определяет течения и характера поведения. Социальное настроение - это руль, который задает направление стадному поведению.

Стадность присутствует всегда, будь то у животных, которые объединяются в стаи, или у людей, которые проявляют коллективные действия. Но конкретные действия стада различны, так как стая животных может спокойно пастись вместе, а затем в ужасе разбегаться. Точно так же социальное настроение присутствует всегда, но его течение меняется.

Социальное настроение, вероятно, варьируется по двум основным параметрам, которые были обнаружены при изучении настроения людей. Доказательства подтверждают наличие влиятельной двумерной модели эмоций (Рассел, 1980; Фельдман, Барретт и Рассел, 1998, 1999). Одним из аспектов является валентность: удовольствие против неудовольствия или приятные эмоции против неприятных (также называемые гедонической ценностью). Другое измерение - это уровень возбуждения: высокое по сравнению с низким или активное по сравнению с неактивным. Это измерение отражает степень аффективной интенсивности и энергии. Согласно Расселу (2003), комбинация параметров валентности и возбуждения, называемая основным эффектом, описывает настроение и присутствует всегда.

Таким образом, валентность социального настроения определяет направление (положительное или отрицательное) социального настроения, а уровень возбуждения определяет интенсивность социального настроения. Например, настроение с отрицательной валентностью плюс высокое возбуждение было бы характерно для рушащегося финансового рынка.

Паттерн волн Эллиотта, присутствующий во многих формах коллективного поведения, может возникать в результате взаимодействия социальных настроений и стадности. Другая возможность заключается в том, что волны Эллиотта относятся только к социальному настроению, но не к стадности. Таким образом, только валентность и интенсивность настроения могут определять, как выражается стадность. Для изучения этих возможностей необходимы дальнейшие исследования.

В контролируемом эксперименте можно было бы проверить связь между стадностью и настроением в группе людей. Стадность отдельных лиц была измерена в лабораторных условиях (Смит, Суханек и Вилльямс, 1988), а также существуют доступные показатели самооценки настроения, такие как широко используемая шкала позитивного и негативного аффекта (PANAS). Расширение этого исследования поможет нам узнать, взаимодействуют ли эти два процесса и как они порождают богатые, разнообразные измерения человеческого социального опыта.

Источник

Больше переводов только для друзей, добавляйтесь в друзья>>> Без названия (1).png

Tags: стадность
Subscribe

Posts from This Journal “стадность” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments